Русский

Autobiography

I started my scientific career in 1965 receiving the degree of Candidate of Science (so it is called in Russian) from the Institute of Automatics and Telemechanics (technical cybernetics). My thesis was purely abstract: "Synthesis of linear structures of multivariable control systems". Since then I strove to find pragmatic applications of cybernetic concepts until in 1977 I luckily joined an economic division of the Institute for High Temperatures of the Academy of Sciences of the USSR. Later in 1985 the division branched into the Institute for Energy Research AS (Now Energy Research Institute RAS).

The problem that stunned me in 1977 was the following - why the clever scientists eagerly striving to forecast the evolution of economy invariably fell back on cash accountant's methods and described everything in money terms? When I tried to evade money in my research I saw all arithmetic arguments disappear so that a scientist found himself utterly forgotten by the cash accountant. So either monetary economics or non-monetary status.

I am not so mad as to ignore money but God programmed my behaviour otherwise. In late 50-s He sent me books by N.Wiener and made me a believer in the law of entropy. Since I could find no one among my colleagues who would support my cybernetical views I was blamed for individualism that was fairly unjust.
This is the only reason why I am out on the Internet in search of friends.
Go to home page

Автобиография

В русской версии автобиографии не хочется говорить об анкетных данных - кому они нужны? Лучше я поделюсь своим опытом борьбы с КПСС, который привел меня к пониманию причин, по которым в обществе отсутствует справедливость. Это основной вопрос немонетарной экономики.

Сценарий событий был таков. В январе 1985 года моего сына посадили в тюрьму. Посадили несправедливо. Несправедливость была следствием уголовного преступления, совершенного судьей - заведомо незаконный арест, заведомо незаконный приговор и подлог материалов дела. После приговора я начал надзорную борьбу, в которой мне было отказано (моим адвокатом) в кассационной жалобе, и на все последующие жалобы в надзорные инстанции я получал отписки, не относящиеся к сути дела. Исчерпав все возможности, я, на основании Устава КПСС, обратился к партии за разъяснением о причинах незаконного поведения прокуроров-коммунистов. Обращался многократно, не получая никаких ответов.

Тогда я расценил такое поведение партийных органов как непризнание моего членства в партии. После многократных тщетных обращений я послал свой партбилет М.С.Горбачеву как доказательство моего членства в партии с требованием осуществить мое право на получение ответа. Только после этого партийная машина начала работать. Меня стали таскать по инстанциям и для начала, противоуставно, исключили из партии (первичная организация голосовала против исключения). Тогда вместо бесполезной надзорной борьбы я занялся партийной борьбой за отмену противоуставного решения. Это заняло около трех лет. Благодаря тогдашнему перестроечному духу решение все-таки отменили, не дав никаких объяснений. Я собирался продолжить борьбу, требуя, в соответствии с Уставом, рассмотрения вопроса на 28 съезде, но в августе 1991 года КПСС рухнула. Остались полезные наблюдения, которые я использовал в теории немонетарной экономики.

Коллективное сознание лишено совести

В своих мытарствах я общался со многими и чувствовал, что большинство из них просто не верили в возможность той вопиющей несправедливости, на которую я жаловался, и сочувственно считали меня психически нездоровым. Те, кто верили, не понимали моей наивности. Например, прокурор СССР О. Анкудинов на мой вопрос о причинах сокрытия уголовного преступления судьи ответил: "Вы не поймете, у вас другая подготовка." Другая подготовка - это то, что не характерно для общественного сознания.

Встречались люди, которые верили и понимали меня. Один из секретарей райкома КПСС (Е. Грацианский) сказал мне: "Это хорошо, что вы понимаете, что один человек может поднять на ноги всю партию." Увы, он оказался наивнее меня.

Коллективное сознание легко соглашается с официальной демонстрацией бессовестности. Прокурор СССР В.Д. Козловский, зная, что у меня имеются доказательства уголовного преступления, написал мне в официальном ответе, что указанные мной процессуальные нарушения не соответсвуют действительности.

Бессовестность коллективного сознания активно используется политиками. Геббельс говорил - лгите так, чтобы никто не верил, что ложь может быть столь чудовищной.

Религия - полумера

История человечества пронизана безуспешной борьбой за социальную справедливость. Бессовестное коллективное сознание всегда побеждало личное сознание, и реакцией на это было появление религий, которые всегда так или иначе противопоставляют личное сознание коллективному, и это помогает. Во-первых, это дает утешение, во-вторых, это служит слабой объединяющей силой, координирующей нравственные устремления людей. То есть это создает синергию нравственности. Однако, эта синергия слаба, и торжество несправедливости продолжается. Почему? Вот это и обсуждается в немонетарной экономике.

Я не связываю религию с вопросом о Боге. Бог существует вне религий. Я также не отождествляю религию с церковью. Последняя является социальной организацией со всеми неизбежными свойствами коллективного поведения.

Путь к спасению

Источником несправедливости является машина, если понимать ее в широком смысле слова. Правительства, армии, партии, административный аппарат - все это машины, хотя и состоят только из людей. С появлением индустриальной экономики эти человеческие машины превратились в человеко-машинные системы, что сделало их еще более безнравственными.

Причина несправедливости состоит в том, что правительственная машина не может переработать то количество информации, которое необходимо для обеспечения справедливости. Обеспечить достаточную производительность машины невозможно, т.к. количество информации слишком велико. Следовательно, обработка информации должна производиться всем обществом, а общественное мнение должно превращаться в управляющую силу с помощью некоторой специальной машины, не обладающей свойством безнравственности. В немонетарном анализе я старался показать, что исторический процесс пытался создать именно такую машину, но сейчас это невозможно, так как нет технических средств, позволяющих переработать достаточное количество общественной информации. В ближайшие десятилетия технический прогресс откроет новые возможности для исторического процесса.

Причина трагедий

Причины вытекают из законов Природы. Коллективные действия людей направлены на уменьшение неопределенности состояния общества, но полностью это состояние им неизвестно. В результате их действий неопределенность уменьшается в какой-то части состояния, а другая часть, не находящаяся под контролем жизненных сил, деградирует, то есть увеличивает свою неопределенность. Так как обе части образуют единую систему, возникают кризисы, ведущие к гибели каких-то подсистем. Причина всего этого - недостаточная способность к обработке информации. А поскольку человек в силу природного любопытства и тщеславия всегда производит новую информацию, эта причина обостряется. Будет ли когда-нибудь эта причина устранена техническим прогрессом? Мне кажется, это основной предмет науки.

На главную страницу